Покинуть портал деревообработки   Меценатам  |   Поддержка :  поддержка forestlive.ru  skype   |   лесная отрасль деревообработки письмо   |   лесная отрасль деревообработки  форум

Нестандартный взгляд на проблемы лесопользования

Пороки от ранений ствола и их последствий

Парадоксы лесопользования

Сейчас нет ничего легче, чем прослыть борцом за природу, обрушив на лесоруба гнев за унитоженный при лесозаготовках подрост, захламленные вырубки, брошенную в лесу древесину, обмеление рек, наводнения и лесные пожары.

В закрепившемся с давних пор стереотипе взаимоотношений лесохозяйственников и лесозаготовителей значительное место занимают штрафные санкции, которые стали их неотъемлемой частью. Одни взимают штрафы, искренне веря, что они идут на пользу лесу, другие безропотно платят, признавая, что нарушали правила лесопользования.

Итак, деньги, изъятые у лесоруба, истрачены через систему госбюджета. А вот каковы же последствия нарушений правил рубок, их влияния на рост и развитие леса? Увы, этим никто не интересуется. Увидели неприглядную картину в первый год после рубки, оштрафовали лесорубов, назвали их «варварами» и все.

Мы далеки от идеализации лесоруба. В его работе действительно имеют место такие лесонарушения, которые необходимо искоренять, применяя самые жесткие санкции. К наиболее распространенным относятся непроходимые завалы из сваленных бульдозером деревьев по обе стороны лесовозных дорог. Вред от таких огрехов лесоруба очевиден. Гибнет деловая и дровяная древесина, ухудшается пожарная обстановка в лесу.

Однако, как ни странно, некоторые виды «варварств» лесорубов приносят пользу лесу. К таким парадоксальным выводам пришли ученые, исследуя в течение многих лет динамику возобновления леса на вырубках.

Рассмотрим захламление мест рубок порубочными остатками. Сейчас раздаются требования о полной очистке лесосек и утилизации порубочных остатков. Однако порубочные остатки возвращают почве те питательные вещества, которые деревья за полторы сотни лет высасывают из нее. В противном случае происходит обеднение почв, которое сказывается на производительности последующего поколения леса. Чтобы нейтрализовать этот процесс, необходимо вносить на вырубки в течение четырех лет азотные удобрения. Затраты на приобретение такого количества удобрений просто огромны. Где же взять такое количество удобрений для лесного хозяйства, если их не хватает даже для сельского хозяйства?

Напрашивается вывод: на бедных почвах порубочные остатки должны оставаться на вырубках. А чтобы они быстрее (с помощью насекомых, дереворазрушающих грибов и микроорганизмов) превращались в питателные вещества и усваивались молодыми деревьями, древесные остатки необходимо перемолоть гусеницами тракторов и равномерно разбросать по лесосеке. Длина порубочных остатков не имеет значения. Важно только, чтобы они были прижаты к земле, что ускоряет процесс разложения. Это убедительно доказал еще в 1936 г. замечательный лесовод Н. Е. Декатов.

В целях пожарной безопасности каждая вырубка должна быть отделена от стен леса минерализованной полосой, проложенной бульдозером. Нет такой полосы — штрафуй лесоруба за нарушение правил пожарной безопасности. В таких случаях штраф правомерен. Способ же сжигания порубочных остатков в кучах в условиях аномальной жары неприемлем, поскольку из-за спекания верхнего почвенного горизонта самосев древесных пород в этих местах не появляется в течение 25—30 лет, а зола легко смывается при ливневых осадках, почти не принося пользы молодому лесу.

В 60-х годах широкое распространение получила технология разработки лесосек с сохранением подроста, при которой срок поспевания леса должен был сократиться на количество лет, равное возрасту сохраненного подроста. Дело в том, что только подрост темно-хвойных теневыносливых древесных пород (пихта, ель, кедр) в силу своих биологических особенностей может в раннем возрасте переносить длительное затенение материнским пологом, и только он может быть пригоден для оставления. Об этом еще в 1933 г. в своей основополагающей работе «Очерки лесоведения» писал Н. С. Нестеров. И чем дальше подрост этих пород находится под влиянием угнетения материнским пологом, тем дольше он приспосабливается к новым условиям, возникшим в результате рубки материнского древостоя. Хвоя сосны, например, приспособленная работать при малом количестве света, оказавшись выставленной на простор, желтеет и опадает. Установлено, что подрост сосны и лиственницы целесообразно сохранять при рубке леса в случае, когда его возраст не превышает 12 лет. В дальнейшем он будет угнетен и большей частью не жизнеспособен.

Лесопользование

Результаты исследований показали, что примерно треть сохраненного подроста гибнет в первые 5—10 лет из-за механических повреждений, энтомо- и фитовредителей. Около 40% подроста хвойных (которому при рубке леса было более 12 лет) в течение 17—25 лет после рубки сохраняет все признаки угнетения материнским пологом и не может приспособиться к условиям жизни на вырубке. В возрасте 45—60 лет (при ежегодном приросте 1—2 см) его высота достигает всего лишь 2 м. Плодоносит он плохо. Постепенно эта часть древостоя отмирает.

И только 34% подроста хвойных, которым в момент рубки леса было меньше 12 лет, в течение последующих 15—17 приспосабливается к новым условиям жизни. Лишь после долгих лет адаптации ежегодный их прирост по высоте достигает 10 см и более. Но этого количества подроста недостаточно для формирования нормального сомкнутого древостоя.

Но вырубки все-таки через 2—5 лет заращиваются лесом. Они отвечают на неблагоприятные климатические условия высокой способностью к самовосстановлению. На это указывали многие ученые и практики лесоводы (Д. С. Пономарев, 1904, С. П. Бонижко. 1926, А. В. Побединский, 1962 и И. И. Панарин, 1966). Семена сосны и лиственницы, попадая на открытые, с содранным напочвенным покровом участки земли, дружно прорастают. На вырубках всходы, самосев и подрост последующего после рубки поколения леса приурочены к заброшенным лесовозным дорогам, погрузочным площадкам, верхним складам, трелевочным волокам и т. д. Незатененное последующее поколение леса светло-хвойных сосны и лиственницы отличаются быстрым ростом и хорошим развитием. Их самосев уже на четвертый год имеет прирост по высоте свыше 10 см. Такие темпы роста сохраняются в последующие годы. Количество самосева и подроста последующего поколения леса, не говоря уже о всходах, достигает хороших результатов, причем в качественном и количественном отношении превосходит сохраненный при рубке древостоя подрост.

Таким образом, для создания высокополнотных сосново-лиственничных молодняков минерализация почвы при лесозаготовках должна быть 45—50%. Это обеспечит не только эффективное последующее лесовозобновление, но и позволит применять на лесозаготовках высокопроизводительную многотрадиционную технику.

Но и нельзя приходить к полному отказу от технологии лесозаготовок с сохранением подроста. Она пригодна в тех случаях, когда возраст у преобладающей части самосева и подроста сосны и лиственницы менее 12 лет и может применяться при рубке низкополнотных сосново-лиственничных древостоев, под разреженным пологом которых подрост привык к обилию солнечного света. К выводу о бесполезности подроста, оставляемого при рубке леса, пришли в Приангарье Б. В. Поповичев и А. В. Селиховкин (1986), в Тюмени — В. Н. Седых (1988).

Вот и получается, что иные «варварства» лесозаготовителей идут на пользу лесу. Но за это лесорубу приходится расплачиваться штрафами.

Сайт разработан на ExpressionEngine
Copyright © ForestLive.ru, 2008-2013  ·  Все права принадлежат ForestLive.ru